Не стало поэта...

Не стало поэта...
Я ОБОЗНАЧУ МИР В ТВОЕЙ ДУШЕ 7 октября остановилось сердце известного поэта-сибиряка. И хотя Николай ПАРХОМЕНКО никогда не жил в Верх-Туле, он много сделал для развития художественного чтения в Новосибирском районе, приобщил земляков к поэтическому искусству. Он не любил, когда про него говорили в превосходной степени. Большой и настоящий во всем, он был предельно скромен. Автор более десятка опубликованных сборников, а сколько стихов осталось на черновиках дома или раздаренных друзьям. Нет, не ловлю я в поэтическую сеть, Хотя попасть в нее готов сейчас любой, Но для того, чтоб вольно жить и петь, Ты должен быть всегда самим собой. Ровесник Великой Отечественной, Николай Андреевич Пархоменко родился в далеком 1941 году в селе Михайловка Карасукского района Новосибирской области. Непростое детство, необходимость быть стойким, выживать, расти в суровые послевоенные годы оставили свой отпечаток на характере поэта: нас всегда поражала его невероятная сила духа, выносливость, трудолюбие, и в то же время — умение пошутить, подбодрить, посмеяться над собой и над жизнью. Не забыть никогда мне, Что в детстве я жил неуютно, В те далекие годы Был дорог мне хлеба кусок, Но любил эту жизнь, Хоть любовь была не обоюдной, Жизнь точила меня, Как звенящую косу брусок… Никто и не думал никогда, что Коля Пархоменко станет поэтом. Стихотворение для стенгазеты, которое мальчик сочинил в пятом классе, могло остаться единичной пробой пера. Вокруг было слишком много интересного и необычного. Поэзией для него стала разработка технологических процессов в микроэлектронике, он работал с автомобилями, писал первые в СССР технические руководства для иномарок. Переводил научные и технические тексты с немецкого, английского, японского, китайского языков и еще с 12 языков, разработав собственную систему их изучения. Чем не поэзия? Только в 2008 году Николай Пархоменко вновь по случайному поводу — поздравлению для коллеги — обратился к стихам. Как рассказывал он сам, подошел к этому как инженер: очень вдумчиво, серьезно, основательно. Потом написал еще одно стихотворение, уже по велению души. Еще, и еще… И уже не мог остановиться. Так давай-ка ты, душа, Постарайся, И, преграды все круша, Поднимайся. И с тобою я начну И не струшу, Может, только лишь загну В бога, в душу. Мы пройдем, как на войне, Все преграды, А другую душу мне И не надо. За какие­то десять лет он стал автором без малого полтора десятка поэтических сборников: «Меч и розы», «Свет и тени», «Кресты», «Мы сделаны из русского пейзажа», «Я обозначу мир в твоей душе», «Я еще не дозрел до детства» и многие другие. Все, кроме одного, — самиздат: Николай Андреевич верстал их, печатал на принтере, разрезал, сшивал, склеивал, делал переплет. Эти маленькие книжечки в синих обложках скоро станут библиографической редкостью… Николай Андреевич был участником множества поэтических конкурсов, лауреатом «Тареевских чтений» 2009 года, творческого конкурса радио «Слово» «Память победы — 2010», поэтических СЛЭМов и марафонов Новосибирска. Его увлекало все необычное, он постоянно искал новые формы как в творчестве, так и в общении — освоил интернет, придумывал проекты встреч с читателями — это и «Поэтический десант», и «Поэт на дому», и летние чтения стихов на свежем воздухе в парке «Березовая роща», и редактирование альманахов свободных авторов Новосибирска и Новосибирской области. Поэт, инженер, переводчик, член Новосибирского отделения Союза писателей России, редактор альманаха «Поэтическая Поляна», основатель одноименного проекта в Новосибирске — при жизни всегда уходил в тень, выдвигая на свет других. Каждый день Николая Андреевича был наполнен кропотливой работой — верстка, правка, редактура сборников новосибирских авторов. Причем чаще всего — на добровольных началах. Для всех пишущих людей, которых он объединил в большой, живой организм, под названием «Поэтическая поляна», он сделал огромное дело. В новосибирском парке «Березовая роща» собиралось множество людей, любящих живое слово. Каждый звучал по­своему: голоса Краснообска, Мошково, Ярково, Верх­Тулы, Березовки, Красного Яра… Не отставали и соседи — Кольцово и Тогучин, Барабинск и Барнаул, Ояш Мошковского района и Линево Искитимского. Постоянный поиск новых талантливых поэтов и прозаиков для него был важнее личного продвижения в литературном процессе. Он помогал им в становлении таланта, помогал поверить в себя, убеждал «выйти в люди», приглашал их на поэтические встречи и радиопередачи, радовался их успехам и признанию. Поэт Елена ЗАКОЛОДКИНА очень образно заметила: «Он был нашим сибирским дедом Мазаем, а мы — зайцы, которых он вытаскивал из воды и помещал в поэтическую лодку». Я хожу в этом мире без сандалий и посоха, Не Христос, не пророк, человек небольшой. По воде не хожу. Я хожу только посуху, Я — простой человек с обнаженной душой… Его лебединой песней стал областной конкурс чтецов и авторов «Русь моя родная». Он простился со всеми, как жил — поэтом: прочитал в последний раз стихи, наградил ребятишек. Не хотел останавливать конкурс, когда почувствовал себя плохо. В этом он весь. Ушел так, как должны уходить герои нашего времени: среди людей, близких по духу, занимаясь любимым делом, отдав ему свое сердце. Когда его увезла «скорая», поэты продолжили читать стихи. Это то, чего бы он хотел — чтобы жизнь продолжалась, чтобы кто­то подхватил то, что было важно для него. Члены Союза писателей России Новосибирского отделения Надежда ШТЕНПРЕЙС, Елена ПУРИС
16:35

красный зелёный голубой